Octo05_Ani

Концерт в ГГ 31.03.2015

Михаил Щербаков

31 марта 2015 года
Бард-клуб "Гнездо глухаря", Москва

Акт I

01-1992 (Ближе к селенью, там, где река...)
02-1991 (О, город слёз...)
03-Тир "Баярд" (Хорошо было Жан-Поль Сартру...)
04-Балтийские волны (Норд-вест, гудки, синева...)
05-Во славу Греции твоей...
06-Уж если...
07-Волхонка (Душа в ухабах, денег ни гроша...)
08-До поезда (До поезда ещё минута...)
09-Москва - Сухуми...
10-Deja (Не может быть, весна, весна...)
11-Буквы на камне...
12-Памяти всех (Что в чужом краю, что в отчем...)

Акт II

13-Шарманщик (Мало ли чем представлялся...)
14-Автопародия (Не жалко двуногих...)
15-Под знаменем Фортуны...
16-Чужая музыка 3 (На двухколёсном, небезопасном...)
17-Нет любезный родич...
18-Не забывал бы ты зимы...
19-Чепуха, чепуха...
20-Трубач (Ах, ну почему наши дела так унылы...)
21-Школа танцев 2 (Я не сказал бы, что во время сна люблю...)
22-Не ради спорта перед сном...
23-Неразменная бабочка (Не нарушать бы вихрю эту тишь...)
Octo05_Ani

Михаил Щербаков. 08 февраля 2015 года. Книжный клуб-магазин "Гиперион". Москва.

Михаил Щербаков

08 февраля 2015 года
Книжный клуб-магазин "Гиперион", Москва

01-Менуэт (На берегу, что прян и цветист...)
02-Застольная (Долго ли, коротко случай судил...)
03-Бродяги (Пес их знает, бродяг...)
04-Кадриль (Никакой жасмин под окном не пах...)
05-Сентенциозные куплеты (Слава тебе Господи, хорошая погода...)
06-1992 (Ближе к селенью, там, где река...)
07-Меж этим пределом и тем..
08-Завещание безумца (Спешите видеть...)
09-Века плывут, подобно китам...
10-Петербург (В городе, где задушен был император Павел...)
11-Балтийские волны (Норд-вест, гудки, синева...)
12-Кого люблю, того не встречу...
13-Волк (Ты - чёрный волк...)
14-Песенка (В походных своих забавах...)
15-До поезда (До поезда ещё минута...)
16-Нет, любезный родич...
17-Инициалы (Аменхотеп! Ты помнишь тот мотив...)
18-Серенада (Горный озон прохладной тучей...)
19-Deja (Не может быть, весна, весна...)
20-Все твои, цыганка, я слова знаю...
21-Памяти всех (Что в чужом краю, что в отчем...)
22-Если (Если пойдёшь ты пешком...)
23-Не ради спорта перед сном...

Нет, любезный родич…

Нет, любезный родич, нам не тошно:
подати не сверх того, что должно
платим, в церковь ходим, хороводы
водим, что найдём - кладём в комоды.

Винная торговля зря боялась:
всюду новоселье и застолье,
челядь заняла господский ярус,
жители мансард ушли в подполье.

К празднику уездный титул нашим
выселкам вручён гонцом монаршим.

С музыкой, среди нарядных ёлок
городом объявлен наш посёлок.

Чьи теперь задворки? Чья мансарда?
Где подпольной фронде взять азарта,
чтобы обличать в достойной мере
тех, кому и так никто не верит?

Тут бы ты и сам в тупик упёрся,
так что я, конечно, не к тому, что
зубы, мол, сломались, грифель стёрся.
Нет, я лишь о том, что нам не скучно.

Тяжко лишь, когда в ночи за толщей
тьмы как будто вой, как будто волчий.

А потом с утра в посёлке толки -
дескать, это там не просто волки.

Тьмой не удивишь, а толк тревожит -
вынести его не всякий может.
Кое-кто из нас уже не вынес -
выехал навек и вещи вывез.

Мы вдогонку, не фальшивить дабы,
как на сцене тенор в час дуэли,
нынче не поём: куда, куда вы?
Было бы куда, и то не пели бы.

Редко где теперь не реет гордо
тень посёлка или даже города.

Да, игра без шансов, да, причуда.
Некуда, но лишь бы вон отсюда, да.

Прежний комендант опять в высоком
кресле - обошлось условным сроком.
Избран в бургомистры он в два счёта
кем-то, то есть нами, кем ещё-то?

В церкви он крестился и венчался,
на цветном портрете лба не хмурит.
Кое-кто из нас уже скончался,
кое-кто, как я, пока зимует.

Живы – значит мёрзнем – значит живы.
Вместо дров конспекты жгу, архивы рву.

То-то был словарь толковый пухлый,
а и он сожжён уже до буквы «У».

Между тем в ДК банкет с концертом.
В ложу бургомистра чай с десертом
подан, то есть чай, не чай, но властно
избранный отодвигает яства.

Он теперь не ест, боясь отравы,
так что блюдо прочь плывёт послушно,
а со сцены стон: куда, куда вы?
Это я к тому, что нам не скучно, нет.

Даже если фронда зубы вставит,
городом посёлок наш не станет, нет.

Мало ли там кто отравлен в ложе
или обезглавлен даже, тоже нет.

Всё же индекс новый наш уездный
в скобках укажу, а ты, любезный
родич, наизусть его заучишь,
не быстрее, впрочем, чем получишь.

Почта не спешит, не будь в обиде -
в среднем на письмо не меньше года.
Даже если сдать в открытом виде,
всё равно проверка, правка, то да сё.


Не ради спорта перед сном…

Не ради спорта перед сном вокруг квартала три версты,
не за коробкой папирос дурных, не, паче, для кровопролитья,
но ради только красоты я выбегал из общежитья
в объятья сумеречных грёз и ангелов земных.

Один из них, верней одна,
не пылко мною обожалась,
но с нею мне воображалось,
что злоба дня отменена.

Или что все уже экзамены - безнадежные, не пойми про что,
Сдал я на «удовлетворительно» или на «хорошо».


Я был не слеп и знал, что сам увижу, если доживу,
как век пещерный не свихнёт копыт, переходя в такой же новый,
что полюбуюсь наяву, как птеродактиль двухголовый
на поднебесье посягнёт и ангелов стеснит.

Я не в заморской жил стране -
мне выбора не оставалось,
и это мною сознавалось,
но признавалось не вполне.

Так прогульщику нипочём понедельник, школа, семья, тюрьма, сума.
Так не верит умалишённый, что выжил он из ума.


Воскликнуть мог бы я теперь, когда уж поздно за моря,
когда на север и на юг – Сибирь, но и туда нельзя без визы:
Скажи, прелестница моя, зачем улыбкой Моны Лизы
ты мне внушала, что вокруг цветник, а не пустырь?

Зачем причёской Жанны д'Арк
ты так в витринах отражалась,
что туго мне соображалось,
идя к метро Филёвский парк?

Что за уникум здешний «сапиенс»? Режь его, распыляй, стирай с лица.
Всё он делает вид, что это к нему не относится.


В ответ кокетка не смолчит, но раньше, чем поймёт вопрос,
пожмёт плечами – дескать, мал ты был, и лишь затем чело насупит.
Она ведь думала всерьёз, что понедельник не наступит,
ведь он и впрямь не наступал, пока не наступил.

И ей не раз ещё потом
в пустых мерещились витринах
виденья с крыльями на спинах,
но не с шипами и хвостом.

Быстро кончилась шоколадка, которую, уезжая из Филей,
мы купили за сорок восемь копеек или рублей.
Octo05_Ani

Михаил Щербаков. 12 января 2015 года. Бард-клуб "Гнездо глухаря". Москва.

Михаил Щербаков

12 января 2015 года
Бард-клуб "Гнездо глухаря", Москва

( Свернуть )

Акт I

01-1992 (Ближе к селенью, там, где река...)
02-Ad Leuconoen (Не кричи, глашатай, не труби сбора...)
03-Deja (Не может быть, весна, весна...)
04-Сверчки-кузнечики (То ли дело прежде: Крым, Кавказ...)
05-Рыба (Дожил, изник в товаре...)
06-Романс 2 (Что отнято судьбой, а что подарено...)
07-Москва - Сухуми (Москва - Сухуми. За полцены билет...)
08-Во славу Греции твоей...
09-Другое обращение к герою (Проживи, как я, хоть двести...)
10-Трубач (Ах, ну почему наши дела так унылы...)
11-Cеренада (Горный озон прохладной тучей...)
12-Менуэт (На берегу, что прян и цветист...)
13-Бродяги (Пес их знает, бродяг...)
14-Застольная (Долго ли, коротко случай судил...)

Акт II

15-Под знаменем Фортуны...
16-Инициалы (Аменхотеп! Ты помнишь тот мотив...)
17-Автопародия (Не жалко двуногих...)
18-Петербург (В городе, где задушен был император Павел...)
19-Чепуха, чепуха...
20-Если (Если пойдёшь ты пешком...)
21-Райцентр (Мне ничего не надо...)
22-Навещая знакомый берег...
23-Памяти всех (Что в чужом краю, что в отчем...)
24-Шарманщик (Мало ли чем представлялся...)
Octo05_Ani

Михаил Щербаков. 27 октября 2014 года. Бард-клуб "Гнездо глухаря". Москва.

Михаил Щербаков

27 октября 2014 года
Бард-клуб "Гнездо глухаря", Москва

Акт I

01-Шарманщик (Мало ли чем представлялся...)
02-Песенка о молодости (Ой, чистое окно...)
03-Мое королевство 3 (Ах, король, ты вождь вождей...)
04-Я чашу свою осушил до предела...
05-Треска (Станешь после выдумывать, что разглядел того...)
06-1991 (О, город слёз...)
07-Вряд ли (Вряд ли собой хороша...)
08-Сначала я, натурально, жил...
09-До поезда (До поезда ещё минута...)
10-Москва - Сухуми (Москва - Сухуми. За полцены билет...)
11-Ad Leuconoen (Не кричи, глашатай, не труби сбора...)
12-Навещая знакомый берег...
13-Для тех несчастных...
14-Тир "Баярд" (Хорошо было Жан-Поль Сартру...)

Акт II

15-Серенада (Горный озон прохладной тучей...)
16-Под знаменем Фортуны...
17-Черёмушки (Год шёл 2013 к концу...)
18-Романс 2 (Что отнято судьбой, а что подарено...)
19-Волк (Ты - чёрный волк...)
20-Однажды думал, думал...
21-Балтийские волны (Норд-вест, гудки, синева...)
22-Буквы на камне...
23-Если (Если пойдёшь ты пешком...)
24-Чепуха, чепуха...
25-Австралия (Мотор подъехал чужеземный...)

Черёмушки

Год шёл две тысячи тринадцатый к концу,
была битком московская подземка.
От трёх вокзалов я в Черёмушки домой
по ветке красной ехал по прямой.
Влёк в Черёмушки меня канун каникул.
Призрак праздника манил — к среде нейтральной.
Той, отдельной, что давно уж не своя,
и где не ведом никому не только я,


но даже дворник, когда-то внятный персонаж, теперь бесцветный.
Знаком не всем, кто ежечасно задает
ему несметный объём работ.

Весь год, при всякой власти, всюду мусор, сор,
а к Рождеству тем паче: вдвое, втрое.
Хлам, ветошь, пепел, всякий жмых и прочий прах
со всех сторон, не только от нерях.
Днём и ночью прах летит, ползёт, струится
с крыш, из люков, из щелей — и форточек.
Он в шуршащую сбивается пыльцу,
почти шепча когда-то честному жильцу:

"Катапультируй себя отсюда! Видишь сам: крещендо, престо,
растёт завал. Однажды ты с ведерком шасть,
а нету места, чтоб дальше класть.

Не поддержу призыва, зная, что жильца
не устрашу: весь мир - ему помойка.

Вежды захлопну, прикушу родной язык.
Беда, что, дворник, ты не автор книг.
Мог бы, дворник, ты, как я, по меньшей мере,
раз в квартал сменить квартал — ища, где глубже.
Взять тайм-аут, снять коттедж на Хорошёвском на шоссе
и там сложить о нас эссе.

Но для того ли уже и так, считай, навек бежал поспешно
в столицу ты от захолустья своего.
Да нет, конечно, не для того.

По ветхой ветке прямо к дому ехал я,
душа была полна, как в том романсе.
Важный пьянил меня канун, хотелось петь,
не глядя вспять, загадывая впредь.
Петь о тех, кому, едва вернутся будни,
встать придется и шагнуть — в невесть какую
даль. В отрыв, на космодром, на референдум,
через грязь, опять увязнуть не боясь.

И тут же вскоре, опять увязнув, руки врозь и очи долу...
Увы, увы... Налипла крепко — не отмыть.
Я ехал к дому, хотелось выть.

Плюс от метро ещё ногами пол часа -
зима, как раз, без холода и снега.

Ёлки, метёлки, ясли, буйволы, волхвы...
Вместить Москву не хватит головы.
Груб москвич, зато нутром, допустим, чуток.
Дважды два, допустим, пять — шесть, семь, восемь...
Не по дикости объедки напоказ кладёт жилец —
он обнадёживает нас:

"Привет, приматы! Смотрите, вот лежит отход. Он мой, он крупный,
его масштаб подстать доходу моему".
И запах трупный присущ ему.

Год шёл две тысячи тринадцатый долой,
вовсю рвались в Черёмушках петарды.
Дворник вокруг себя глядел из-подо лба,
моргая оком тёмным, как судьба.
Octo05_Ani

Михаил Щербаков. 07 октября 2014 года. Бард-клуб "Гнездо глухаря". Москва.

Михаил Константинович Щербаков
Михаил Леонидович Стародубцев

07 октября 2014 года
Бард-клуб "Гнездо глухаря", Москва

Акт I

01-Кибитка (Всё скрылось, отошло, и больше не начнётся...)
02-Париж (Странно, но с первых шагов нетвёрдых...)
03-Романс 1 (Давным-давно, мой бедный брат...)
04-Сезон дождей (Юго-восток - ненастная страна...)
05-Мария (Столько разных людей утешала ты...)
06-Калейдоскоп Детский (Не угодно ль вот...)
07-Навещая знакомый берег...
08-Анета (Хороших нет вестей...)
09-На всей Земле 1 (Без цели, без дорог...)
10-Вряд ли (Вряд ли собой хороша...)
11-Прощание славянки (Когда надежды поют, как трубы...)
12-Песнь о Неведенье (На тринадцатый день календарь стушевался...)
13-Пускай (Ты возьми, геометр, из казны...)
14-Пошлый романс (Наклоняясь к изголовью...)
15-Ковчег неутомимый (Надежды прочь, сомнения долой...)

Акт II

16-Шарманщик (Мало ли чем представлялся...)
17-Конец недели (День словно в стороне висел...)
18-Одержимый Джим (Джим, Джим, Джим...) (Н.Матвеева)
19-Сад волшебный, дворец бумажный... (Н.Матвеева)
20-Прощание с Польшей (Мы связаны, Агнешка...) (Б.Окуджава)
21-Душа (Оставлю всех, пройду повсюду...)
22-Караван (Школяр в объятьях младой Гертруды...)
23-Ecce Homo (А ну-ка, выпьем, храбрые вояки...)
24-Кораблик (Кончался август, был туман...)
25-Вторник, второе августа...
26-Колыбельная (Спит Гавана, спят Афины...)
27-Восходя дорогой горной...

Новелла Матвеева
Одержимый Джим

Джим, Джим, Джим,
чем ты одержим? -
Плечи понурены, брови нахмурены,
Взор твой недвижим.

Если покой здесь недостижим,
Что же делать? Ну что же делать?
Ну хочешь - убежим?!

Джим, Джим, Джим,
хочешь - убежим
Горной тропой? А коней нам с тобой
Раздобудет знакомый ковбой.

Сорной травой порос участок твой, -
Громко смеются золотоискатели
Над твоей бедой.

Всё - не туда, всегда - не в ту даль
Многие стремятся!
И Джим - он тоже такой.

Ну-ка, Джим,
куда мы податься решим?
Хочется если - в Испанию, Данию,
Швецию, Грецию, Рим,

Если там желанный твой причал…
"Дальше, дальше,
ах, дальше, дальше!" -
Вдумчивый Джим отвечал.

А может быть,
устал ты по суше бродить?
Хочется не по сухому бродить,
А по мокрому хочется плыть?

Море и шквал - не там ли твой привал?
"Дальше, дальше,
ах, дальше, дальше!" -
Сумрачно Джим отвечал.

Всё - не туда, всегда - не в ту даль
Многие стремятся.
И Джим - он тоже такой!

Молви, Джим, не медля или не для,
Если тебя перестала устраивать
Грешная наша Земля,

Рвёшься ли ты в потусторонний свет?
"Дальше, дальше,
ах, дальше, дальше!" -
Джим заявляет в ответ.

Ну вот и опять! Нам тебя не понять!
Чего тебе надо? - не разобрать,
Такой-сякой!

Ничего
Джим не сказал,
Только вздохнул, да махнул рукой.

Ничего
Джим не сказал,
Только вздохнул, да рукою махнул,
Да другою провёл по глазам.

Только вдаль
молча указал.
Вот и прекрасно - всё стало ясно! -
Так бы и сказал.

И всё - не туда, всегда - не в ту даль
Многие стремятся!
И Джим - он тоже такой.

---

Новелла Матвеева
Сад волшебный, дворец бумажный...

Сад волшебный, дворец бумажный.
На дворце две точёных башни.
Месяц блестит на крыше дворца,
Как кольцо на крышке ценного ларца.
Потяни за кольцо рукою -
Как ларец, тебе дворец откроется.

Вечно думая друг о друге,
Звезды блещут огнем разлуки.
Звезды крупны, звезды ярки -
Так ярки, что я смотрю из-под руки.
Соловья, что поет в аллее,
Прерывают чью-то струны и смычки.

А дворцовые окна меркнут.
Яркий свет только в самых верхних -
Там карнавал, пляска теней,
Силуэты королев и королей.
А внизу все огни потухли,
Только в кухне скачут отблески углей.

Там за садом, в потемках черных,
За решеткой ворот узорных
Кто-то стоит, кто-то с горбом,
С думой горькою припал к решетке лбом,
Ловит отблески светлых окон,
В лад мелодии кивает колпаком.

В лютый холод, и в дождь, и в ветер
Был ты смел, был умен, был весел.
Что же, горбун, стало с тобой
Летним вечером, когда запел гобой?
Не грусти, если звуки льются,
Пробуждая несказанную боль.
Силуэты к утру сотрутся
И гобой, уходя, возьмут с собой.

---

Булат Окуджава
Прощание с Польшей

Мы связаны, Агнешка, давно одной судьбою.
В прощанье и в прощенье, и в смехе и в слезах.
Когда трубач над Краковом возносится с трубою,
Хватаюсь я за саблю с надеждою в глазах.

Потертые костюмы сидят на нас прилично,
И плачут наши сестры, как Ярославны, вслед,
Когда под крик гармоник уходим мы привычно
Сражаться за свободу в свои семнадцать лет.

Прошу у вас прошенья за раннее прощанье,
За долгое молчанье, за поздние слова...
Нам время подарило пустые обещанья.
От них у нас, Агнешка, кружится голова.

Над Краковом убитый трубач трубит бессменно.
Любовь его безмерна, сигнал тревоги чист.
Мы - школьники, Агнешка, и скоро перемена,
И чья-то радиола наигрывает твист.
Octo05_Ani

Михаил Щербаков. 27 сентября 2014 года. Книжный клуб-магазин "Гиперион". Москва.

Михаил Щербаков

27 сентября 2014 года
Книжный клуб-магазин "Гиперион", Москва

01-Шарманщик (Мало ли чем представлялся...)
02-Кордебалет (Плохо кочилась атака...)
03-И полдень, и вокзал, и справочная...
04-Тир "Баярд" (Хорошо было Жан-Поль Сартру... )
05-1991 (О, город слёз...)
06-Если (Если пойдёшь ты пешком...)
07-До поезда (До поезда ещё минута...)
08-Буквы на камне...
09-Рыба (Дожил, изник в товаре...)
10-Род людской...
11-Под знаменем Фортуны...
12-Надеюсь, близорукость моя была отчасти полезна...
13-Ad Leuconoen (Не кричи, глашатай, не труби сбора...)
14-Треска (Станешь после выдумывать, что разглядел того...)
15-Инициалы (Аменхотеп! Ты помнишь тот мотив...)
16-Серенада (Горный озон прохладной тучей...)
17-Тема полёта (Ни даже в самом тайном подполье...)
18-Затем же, зачем рыжий клоун рыж...
19-Год шёл две тысячи тринадцатый...
20-Волк (Ты - чёрный волк...)
21-Памяти всех (Что в чужом краю, что в отчем...)
22-Чужая музыка 3 (На двухколёсном, небезопасном...)
23-Чепуха, чепуха...
24-Трубач (Ах, ну почему наши дела так унылы...)

---

Буквы на камне...

Буквы на камне сквозь мох да репьи.
Имя, вроде, с отчеством нынче ничьи.
"Пётр Дормидонтыч" — дальше трава.
Были с прописной — стали просто слова.

Были в позолоте, а выцвела вся.
Вглядывайся, путник, догадывайся.
Мрамор увесист, орнамент не скуп.
Тот, знать, усопший был большой душегуб.

Обер-прокурор или аншеф-генерал.
То-то он наотмашь казнил и карал.
Сколько неповинных столкнул под откос
он, покуда сам лебедой не порос.

Сколько он, покуда в суглинок не влип,
глоток перегрыз и хребтов перешиб.
Грыз бы и впредь, да, видать, изнемог:
звание с фамилией — и тех не сберёг.

Больше не кусается, даже не жужжит,
он на Троекуровском погосте лежит.

Доступ к погосту, обзор и обход
всякому зеваке открыт круглый год.
Всякого туда через пустошь и лес
вывезет маршрутное такси Мерседес.

Вот я — зевака — хожу, не страшусь,
буквы читаю и в небо кошусь.
Действует на небе главная власть,
мечет фортуна козырную масть.

Пусть пока мечет, потом разберём,
много ль было шансов не стать упырём.
Глянем, рассердимся: "Что за дела?"
Шансы велики, а вероятность мала.

Буквы на камне, камень в траве.
Прячет фортуна туза в рукаве.
Пётр Дормитонтыч, кто ты такой?
Царство небесное, вечный покой.

По нашей-то расценке нынешней признаем сверху вниз,
что даже на венок на финишный ты лавров не нагрыз.
Подсчитываем нынче точно мы, кто в роще первый зверь.
А где была трава с цветочками, там ягоды теперь.

Завяла повилика сорная, сопрела белена,
а выросла черника чёрная, созрела бузина.
Ты попусту блестел погонами, кокардами мерцал,
а нынче бы хрустел мильонами, мильярдами бряцал.

Держался бы державной выгоды, да всё себе же в плюс.
И орден бы имел за выборы, и орден за аншлюс.
Конечно, мировая пресса бы — поскольку не глуха —
зачислила тебя в агрессоры, а ты в ответ: "Ха-ха!"

И всё бы на боках на глобусных чертил меж полюсов,
куда ещё закинуть доблестных невидимых бойцов.
Такую ты изнанку понял бы, в такие вник статьи,
что даже может сам не помер бы, пришили бы свои.

Воздали бы, конечно, должное, хватило бы ума.
И место бы нашлось надёжное для скорбного холма.
Досталось бы ему украситься и камнем, и доской.
Казалось бы: какая разница? И правда — никакой.

---

Год шёл две тысячи тринадцатый к концу...

Год шёл две тысячи тринадцатый к концу, была битком московская подземка.
От трёх вокзалов я в Черёмушки домой по ветке красной ехал по прямой.
Там, в Черёмушках, не ждал меня, не чаял свой когда-то дом с двором — когда-то общим,
чьих сегодняшних гримас я не пойму, и где не только я не ведом никому,
но даже дворник, когда-то внятный персонаж, теперь бесцветный. Знаком не всем,
кто ежечасно задает ему несметный объём работ.

Хоть круглый год мети, повсюду мусор, сор, а к рождеству подавно: вдвое, втрое.
Хлам, ветошь, пепел, всякий жмых и прочий прах со всех сторон, не только от нерях.
Днём и ночью прах летит, ползёт, струится с крыш, из люков, из щелей — и форточек.
Он шуршит, сбиваясь в частую пыльцу, и шепчет мне, когда-то честному жильцу:
"Катапультируй себя отсюда! Видишь сам: крещендо, престо, растёт завал.
Однажды ты с ведерком шасть, а нету места, чтоб дальше класть.

Сам-то, допустим, я отвлечься предпочту, чем дикарей бранить единокровных.
Вежды захлопну, придержу родной язык, но жаль, что, дворник, ты не автор книг.
Мог бы, дворник, ты, как я, по меньшей мере, раз в квартал сменить квартал — Москва большая.
Взять тайм-аут, снять коттедж на Хорошёвском на шоссе и там сложить о нас эссе.
Но для того ли уже и так, считай, навек бежал поспешно в столицу ты
от захолустья своего. Да нет, конечно, не для того.

По ветхой ветке прямо к дому ехал я, душа была полна, как в том романсе.
Важный мерещился рубеж, хотелось петь, не глядя вспять, загадывая впредь.
Был согласен я, едва вернутся будни, встать с зарёю и шагнуть — навстречу ей.
В бой, в отрыв, на космодром, на референдум, через грязь, опять увязнуть не боясь.
А после, после на полдороге руки врозь и очи долу... Увяз, увяз.
Налипла крепко — не отмыть. Я ехал к дому, хотелось выть.

Из глубины поднявшись, парк пересеку. Зима не в счет: тепло — ни льда, ни снега.
Ёлки, метёлки, ясли, буйволы, волхвы... Вместить Москву не хватит головы.
Груб дикарь, зато нутром, допустим, чуток. Дважды два, допустим, пять — шесть, семь, восемь...
Не без умысла объедки напоказ кладёт жилец — он обнадёживает нас:
"Привет, приматы! Смотрите, вот лежит отход. Он мой, он крупный, его масштаб
под стать доходу моему." И запах трупный присущ ему.

Год шёл две тысячи тринадцатый долой, уже рвались в Черёмушках петарды.
Дворник вокруг себя глядел из-подо лба, моргая оком тёмным, как судьба.
Octo05_Ani

Михаил Щербаков. 29 августа 2014 года. Бард-клуб "Гнездо глухаря". Москва.

Михаил Щербаков

29 августа 2014 года
Бард-клуб "Гнездо глухаря", Москва

Акт I

01-Кордебалет (Плохо кончилась атака...)
02-И полдень, и вокзал, и справочная...
03-Москва - Сухуми (Москва-Сухуми...)
04-До поезда (До поезда ещё минута...)
05-Надеюсь, близорукость моя была отчасти полезна...
06-Циркачка (Дрожь унялась, казнь миновала...)
07-Под знаменем Фортуны...
08-Балтийские волны (Норд-вест, гудки, синева...)
09-Род людской...
10-Если (Если пойдёшь ты пешком...)
11-Шарманщик (Мало ли чем представлялся...)
12-Тарантелла (Есть на планете город Питер...)
13-Моё королевство 2 (О Боже, благодарствуй...)
14-Застольная (Долго ли, коротко случай судил...)

Акт II

15-1992 (Ближе к селенью, там, где река...)
16-Однажды думал, думал...
17-Ad Leuconoen (Не кричи, глашатай, не труби сбора...)
18-У дороги чибис (Пальмы опять с фонтанами...)
19-Песенка (В походных своих забавах...)
20-Волк (Ты - чёрный волк...)
21-Чужая музыка 3 (На двухколёсном, небезопасном...)
22-Чепуха, чепуха...
23-Аллилуйя (Помнишь, как оно бывало...)
24-Неразменная бабочка (Не нарушать бы вихрю эту тишь...)
Octo05_Ani

Михаил Щербаков. 30 июня 2014 года. Бард-клуб "Гнездо глухаря". Москва.

Михаил Щербаков

30 июня 2014 года
Бард-клуб "Гнездо глухаря", Москва

Акт I

01-Флейтист (Пропаду ни за что...)
02-Петербург (В городе, где задушен был император Павел...)
03-"Прощание с Петербургом" (Меж вод и плит, где двадцать лет назад...)
04-Балтийские волны (Норд-вест, гудки, синева...)
05-Ad Leuconoen (Не кричи, глашатай, не труби сбора...)
06-Кордебалет (Плохо кочилась атака...)
07-Седьмой трамвай (День-деньской жара в Москве...)
08-Вот поднимается ветер...
09-Кораблик (Кончался август, был туман...)
10-Надпись (Прежде, чем вовсе откажет рука...)
11-Cеренада (Горный озон прохладной тучей...)
12-Чужая музыка 3 (На двухколёсном, небезопасном...)
13-Москва - Сухуми
14-Босфор (В потоках пролива...)
15-Чепуха, чепуха...

Акт II

16-Я чашу свою осушил до предела...
17-Школа танцев 2 (Я не сказал бы, что во время сна люблю...)
18-До поезда (До поезда ещё минута...)
19-Вишнёвое варенье (Теперь на пристани толпа...)
20-Австралия (Мотор подъехал чужеземный...)
21-Рыба (Дожил, изник в товаре...)
22-Памяти всех (Что в чужом краю, что в отчем...)
23-Аллилуйя (Помнишь, как оно бывало...)
24-Неразменная бабочка (Не нарушать бы вихрю эту тишь...)
Octo05_Ani

Михаил Щербаков. 20 мая 2014 года. Бард-клуб "Гнездо глухаря". Москва.

Михаил Щербаков

20 мая 2014 года
Бард-клуб "Гнездо глухаря", Москва

Акт I

01-Флейтист (Пропаду ни за что...)
02-Ничему не поверю, ничем не прельщусь...
03-Петербург (В городе, где задушен был император Павел...)
04-Седьмой трамвай (День-деньской жара в Москве...)
05-Сначала я, натурально, жил...
06-Москва - Сухуми (Москва - Сухуми. За полцены билет...)
07-Рыба (Дожил, изник в товаре...)
08-Навещая знакомый берег...
09-Я чашу свою осушил до предела...
10-Волхонка (Душа в ухабах, денег ни гроша...)
11-После холодности безбрежной...
12-Шарманщик (Мало ли чем представлялся...)
13-В потоках пролива...
14-Романс 2 (Что отнято судьбой, а что подарено...)
15-Норд-вест, гудки, синева... (Балтийские волны)
16-Школа танцев 2 (Я не сказал бы, что во время сна люблю...)

Акт II

17-Под знаменем Фортуны...
18-Вот поднимается ветер...
19-Неужели свершилось
20-Тема полёта (Ни даже в самом тайном подполье...)
21-Чепуха, чепуха...
22-До поезда (До поезда ещё минута...)
23-Чужая музыка 3 (На двухколёсном, небезопасном...)
24-Райцентр (Мне ничего не надо...)
25-Если (Если пойдёшь ты пешком...)
26-Аллилуйя (Помнишь, как оно бывало...)
27-Памяти всех (Что в чужом краю, что в отчем...)
28-Неразменная бабочка (Не нарушать бы вихрю эту тишь...)
29-Трубач (Ах, ну почему наши дела так унылы...)
Octo05_Ani

Михаил Щербаков. 21 апреля 2014 года. Бард-клуб "Гнездо глухаря". Москва.

Михаил Константинович Щербаков
Михаил Леонидович Стародубцев

21 апреля 2014 года
Бард-клуб "Гнездо глухаря", Москва

Акт I

01-Кибитка (Всё скрылось, отошло, и больше не начнётся...)
02-Романс 1 (Давным-давно, мой бедный брат...)
03-Сезон дождей (Юго-восток - ненастная страна...)
04-Калейдоскоп Детский (Не угодно ль вот...)
05-Мария (Столько разных людей утешала ты...)
06-Ad Leuconoen (Не кричи, глашатай, не труби сбора...)
07-Прощание славянки (Когда надежды поют, как трубы...)
08-Cеренада (Горный озон прохладной тучей...)
09-Белый берег (Был берег бел как снег...)
10-Ковчег неутомимый (Надежды прочь, сомнения долой...)
11-Уж если хотя бы в округе...
12-Свидание с полковником (Здравствуйте, полковник...)
13-Романс-Марш (Порою давней...)
14-Любовь, как истина, темна...
15-Фармацевт (Волнуйся, знахарь, о травах, почве...)

Акт II

16-Рыба (Дожил, изник в товаре...)
17-Шарманщик (Мало ли чем представлялся...)
18-Плач по Арбату (Я выселения с Арбата...) (Б.Окуджава)
19-Песенка о Московском Метро (Мне в моем метро никогда не тесно...) (Б.Окуджава)
20-Пошлый романс (Наклоняясь к изголовью...)
21-Душа (Оставлю всех, пройду повсюду...)
22-Навещая знакомый берег...
23-Караван (Школяр в объятьях младой Гертруды...)
24-Ecce Homo (А ну-ка, выпьем, храбрые вояки...)
25-Кораблик (Кончался август, был туман...)
26-Вторник, второе августа...
27-Колыбельная (Спит Гавана, спят Афины...)
28-Восходя дорогой горной...